Сегодня пройдут слушания по делу Валиевой. Каких аргументов ждать от WADA, МОК и ISU?

Пытаемся понять позицию той стороны.

В 20:30 по Пекину (15:30 МСК) начнутся слушания выездной панели (ad hoc) CAS по апелляциям (WADA), МОК и Международного союза конькобежцев (ISU) на решение Дисциплинарного антидопингового комитета (ДАК) РУСАДА о снятии временного отстранения с , наложенного РУСАДА на основании неблагоприятного результата пробы, которую спортсменка сдала 25 декабря на чемпионате России по фигурному катанию в Санкт-Петербурге. Антидопинговая лаборатория Стокгольма подтвердила наличие в пробе Валиевой следов запрещенной субстанции триметазидин.

Важно уточнить, кто против кого в этих делах выступает:

  • CAS OG 22/08: МОК против РУСАДА
  • CAS OG 22/09: WADA против РУСАДА и Камилы Валиевой
  • CAS OG 22/10: ISU против РУСАДА, Камилы Валиевой и ОКР

Так как все эти апелляции относятся к одному и тому же решению, три дела будут объединены, и их рассмотрение произойдет в рамках одних слушаний. Суммарно выходит, что есть три истца — МОК, WADA и ISU и есть три ответчика — РУСАДА, ОКР и Валиева.

Согласно опубликованному еще до начала ОИ регламенту работы ad hoc CAS слушания будут проходить в онлайн-формате, причиной этому является то, что коронавирусные ограничения на Играх не позволяют прибыть в Пекин всем участникам слушаний — арбитрам, представителям сторон и т. д. С уверенностью можно утверждать только то, что в Пекине в данный момент находятся сама Валиева и часть персонала ad hoc CAS.

Арбитрами на слушаниях выступят: Фабио Иудика (Италия), Джеффри Бенц (США) и Весна Бергант Ракочевич (Словения). Скорее всего, именно с тем, что Бенц уже давно живет в Лондоне, и связано позднее время начала слушаний — в столице Великобритании будет только 12:30.

Если вы думаете, что слушания CAS напоминают сцены из фильмов, сериалов или ТВ-шоу про суд, когда адвокат и представитель обвинения перебивают друг друга, спорят, вытаскивают из-за пазухи новые доказательства и внезапно заявляют ключевых свидетелей, хочу вас разочаровать — в реальной жизни все намного строже и прагматичнее.

Существует понятие состязательности сторон, это ключевой аспект слушаний, который означает, что еще до их начала стороны должны знать все о доказательствах и доводах друг друга. Фактически на слушаниях озвучиваются заявленные ранее письменные позиции по делу и рассматриваются доказательства, приложенные к этим позициям. В исключительных случаях, когда какой-то документ был получен непосредственно перед слушаниями, панель может рассмотреть вопрос приобщения его к делу, но это не означает, что решение будет положительным. При обычном рассмотрении слушания, скорее всего, будут перенесены. В случае с Валиевой, когда переносить некуда, легко могут отказать в рассмотрении новых доказательств.

Стандартный регламент слушаний в CAS примерно следующий:

Открытие слушаний Заявление ходатайств, отводов Вступительная речь истцов Вступительная речь ответчиков Перекрестный опрос свидетелей и/или экспертов со стороны истцов Перекрестный опрос свидетелей и/или экспертов со стороны ответчиков Заключительное слово истцов Заключительное слово ответчиков Заключительные примечания членов панели Закрытие слушаний

Очередность опроса свидетелей (а к ним относится и сама Валиева) и экспертов проводится по очереди: сторона, заявившая свидетеля, другая сторона, затем арбитры панели.

Валиева имеет право участвовать в слушаниях, однако неизвестно будет ли. Это зависит от множества факторов, которые должны учесть ее представители, в частности, готовность спортсменки к длительному перекрестному опросу. Но, безусловно, участие Камилы может оказать влияние на решение арбитров, особенно если баланс аргументов сторон окажется практически равным.

Возможные аргументы

Несложно предположить, какие доводы выдвинут МОК, WADA и ISU, доказывая необходимость все-таки наложить на Валиеву временное отстранение.

Во-первых, они укажут, что запрещенная субстанция все-таки попала в ее организм и оказала на него воздействие. Специфика субстанции, которая является кардиопротектором, могла улучшить адаптацию Валиевой к нагрузкам в декабре, когда субстанция была обнаружена. Таким образом Валиева могла выполнять большие тренировочные объемы, быстрее восстанавливаться и т. д., то есть заложить более серьезную базу, позволяющую ей сейчас, уже в феврале, иметь преимущество над другими спортсменками. И именно поэтому, так как это преимущество было получено незаконно, пусть и непреднамеренно, она не должна выступать на Играх.

Во-вторых, начнутся споры вокруг доказательств, представленных стороной Валиевой в ДАК РУСАДА и оказавшихся достаточными для снятия отстранения. Эти доказательства будут еще раз оценены и подвернуты критическому анализу. Например, если речь идет о каком-то БАДе или лекарстве (где могла быть примесь триметазидина), — указывала ли спортсменка его в протоколе допинг-контроля?

Тут важно понять, что у стороны Валиевой не было ни времени, ни возможности собрать надежную доказательную базу. 8 февраля они получили уведомление о временном отстранении, а уже 9-го вечером прошли слушания ДАК, по итогам которых отстранение было снято. Надежной доказательной базой, если говорить про загрязненные БАДы, является лабораторный анализ открытой упаковки, какую использовал спортсмен, а также закрытой упаковки той же партии. Оба анализа должны быть проведены в авторитетной лаборатории, оба должны подтвердить наличие примеси. На это у стороны Валиевой просто не было времени, потому что:

БАД, который они подозревают, мог закончиться, упаковка могла быть выброшена, номер партии неизвестен Если БАД на руках и номер партии известен, новую упаковку той же партии нужно еще найти и купить Все это надо отправить в надежную лабораторию, и это лаборатория не в России, потому что российским нет никакого доверия Лаборатория должна успеть провести анализ, подготовить отчет и направить его по назначению

Это все невозможно было сделать за сутки с 8 по 9 февраля. Таким образом, на слушания ДАК сторона Валиевой, видимо, пришла с некими косвенными доказательствами, позволяющими утверждать, что триметазидин, скорее всего, попал в ее организм из загрязненного продукта. И вот это «скорее всего» на слушаниях CAS будет подвергнуто серьезной критике со стороны истцов.

В-третьих, конечно, возникнет серьезная дискуссия вокруг трактовки решения CAS по РУСАДА, а именно пункта 4.e.iii, где сказано, что спортсмены, которые заявляются Россией для участия в Олимпиадах, не должны:

[…] являться субъектами, подвернутыми отстранению, ограничению, условию или исключению, наложенному компетентным органом, в любом прошлом или будущем разбирательстве, которое остается в силе на во время указанного спортивного события.

Суть споров будет вот в чем: имеет ли право Валиева, даже со снятым отстранением, участвовать в ОИ, если на нее уже заведено дело о возможном нарушении антидопинговых правил? Может ли сам факт заведенного дела, о котором уже сообщили спортсмену, попадать под условия, описанные в решении CAS по РУСАДА? Если руководствоваться буквой закона, читать решение дословно, то нет, не может. Но истцы наверняка укажут, что трактовать решение нужно не только по букве, но и по духу, расширительно, и поскольку слушания по существу еще не проведены, то Валиева не может участвовать в ОИ, так как потенциально может быть дисквалифицирована и лишена медали (в том числе личной) по итогам слушаний по существу.

Возможную итоговую позицию МОК, WADA и ISU можно сформировать в следующих пунктах:

Доказательства отравления недостаточно надежны Субстанция оказала эффект, который продлился до ОИ, пусть и опосредованно Статус Валиевой на ОИ, даже со снятым отстранением, сомнителен, так как на нее уже заведено дело о возможном нарушении антидопинговых правил

Как арбитры отнесутся к подобным аргументам — узнаем в понедельник, 14 февраля, когда будет оглашено решение.

Author: sportmeyker

Добавить комментарий